Интересное

Государственные закупки

Госзаказ, аукционы, тендеры, торги за государственные...
подробнее...

Коммерческие тендеры

Закупки коммерческих предприятий за собственные или...
подробнее...

Принимаем

Злоба дня
Рисунок Алексея Меринова

Три года назад, когда призрак Великой депрессии (1929–1934) попытался вновь материализоваться, его назвали по аналогии с культовым голливудским блокбастером «Терминатор» «Восстанием бумаг против людей». Тогда, если кто помнит, первым лопнул пузырь на американском ипотечном рынке. И понеслось. Рухнул крупнейший заокеанский инвестбанк «Леман Бразерс», затем крупнейшая в истории финансовая пирамида Мэдоффа. Цены на нефть падали беспрерывно в течение 21 недели. Естественно, инвесторы стали избавляться от любых ценных бумаг. Наш рубль обесценился наполовину. Миром стала править рецессия — падение ВВП.

А все почему? Ценные бумаги (всевозможные акции, облигации и фьючерсы) резко оторвались от альма-матер — реального производства. Бесчисленные перепродажи так называемых деривативов (вторичных бумаг) и привели к надуванию мыльного пузыря на практически всех мировых рынках, а из-за ошибок прежде всего финансовых властей США, сделавших те же ипотечные кредиты практически беспроцентными, он и лопнул.

Тут, правда, хотелось бы заметить, что бумаги распоясались отнюдь не только из-за «злой» воли американского финансового капитала, стригущего, как в том его обвиняют многие экономисты в других странах, дивиденды от печатного станка, вбрасывающего в мировую экономику зачастую ничем не обеспеченные доллары. Производные финансовые документы (те же акции) дают возможность в кратчайшие сроки аккумулировать на биржах необходимые денежные средства для тех же модных нынче инноваций.

Однако и биржевые игроки, и финансовые регуляторы явно заигрались.

В 2008 году аналитики-пессимисты прогнозировали, что новый кризис мало того что надолго, но и будет еще более разрушительным, чем Великая депрессия, из которой мир, напомним, окончательно вышел лишь после Второй мировой войны.

Но «большая двадцатка» залила кризис деньгами. Государства выкупили проблемные банки и промышленные компании за бешеные деньги. Печатные станки работали без передышки — одни США произвели 3 трлн. ничем не обеспеченных долларов В 2009 году все вдохнули с облегчением: рецессия вроде бы отступила.

А зря. Ведь кризис никуда не делся. Он просто на время затаился, чтобы переварить столь крупную сумму дензнаков. А тем временем у правительств большинства развитых стран они-то и кончились. Первой еще в прошлом году посыпалась экономика Греции, вслед за ней — Ирландии, Исландии, Португалии. Сейчас на очереди Испания, Италия и даже Франция. Огромный госдолг образовался также и у Великобритании и, наконец (96% ВВП), и у самих США.

Самое страшное — ни у кого нет ответа на вопрос: как перевести мировую экономику долга на какие-то другие рельсы? Не случайно биржи рвануло именно в начале августа, и S&P своим снижением кредитного рейтинга США здесь особо ни при чем. Просто инвесторы воочию убедились в том, что у властей ключевой страны в мире нет представления о том, что же делать, когда кризис вернется.

Конечно, осторожные экономисты предлагают уже давно опробованные рецепты: сокращать госрасходы и увеличивать налоги, а простым гражданам — туже затягивать пояса. Кстати, российское правительство как всегда оригинально. Оно решило как раз нарастить госдолг раза в три в ближайшие три года. А цены на нефть уже готовы к новому долгосрочному падению. А вслед за ними обесценится и рубль.

 

инфографика: Иван Скрипалев

 

Правда, паника на рынках в конце прошедшей недели ослабла. Но надолго ли? Аналитики-пессимисты, а к ним уже присоединился президент Всемирного банка Роберт Зеллик, полагают, что в конце сентября она вспыхнет с новой силой. Обвалятся не только акции, но и нефть, а возможно, и золото. И простым вкладчикам придется безуспешно спасать свои скромные вложения. Впрочем, рубль рухнет явно быстрее доллара и евро со швейцарским франком.

Однако надежда умирает последней. В США, может, что-нибудь на время и придумают.

Но окончательное выздоровление мировой экономики возможно только тогда, когда люди вновь станут главнее бумаг. Вот только Спасителя — «финансового» Джон Коннор — что-то не видно.